lion_man: (Default)
Часто в транспорт набивается столько людей, что становится физически невозможно отказать себе в удовольствии прильнуть к ним, читать их Маринину или SMS.

Недавно толпа придавила меня к девице, покрытой стразами. Голова моя оказалась зажата в таком положении, из которого я видел только экран ее телефона и чей-то пакет с картошкой. Телефон был интереснее, и я заметил, что при помощи SMS девушка одновременно рвала одни отношения и завязывала другие. Современные средства связи такое позволяют.

"Еще раз услышу про этого Женю - все кончено!" - угрожал прежний поклонник.
"Ой-ой-ой, Паш", - написала девушка.
"Вот как... Ну и беги к своему Жене. Прощай".
"Скатертью дорога! Не пиши мне больше", - ответила девушка.

После этого она выбрала в записной книжке другого адресата и написала:

"Приветики, Витёк! Какие планы на вечер?"
"Привет, Кристинка. А как же Женя?"

Порядочный Витёк не знал, что Женя - лишь один из трех. Или более. Кристинка презрительно скривилась.

"А с Женей ничего серьезного и не было. Сходим в кино? - ответила она и тут же написала прежнему Паше: - Ты понял меня? Чего молчишь?"

(Орфография и пунктуация в SMS исправлены мной.)
lion_man: (Default)
В метро очень маленький мальчик с огромными пакетами объяснял иностранцу дорогу.

- На "Октябрьской" нужно пересесть на радиальную и ехать до конечной. Андерстенд?

Иностранец смущённо развёл руками.

- Ю гоу "Октябрьская", - громче сказал мальчик, - а потом зе энд. Андерстенд?
- Maybe, - неуверенно ответил иностранец. - Thank you.
- Ну, вот и хорошо. Я, кстати, русский. Православный.

Иностранец снова развёл руками.

- Ай эм рашэн! - прикрикнул мальчик. - Православ! Андерстенд?

Это напомнило мне недавний разговор с сыном. Мы ехали на дачу, и ребёнок увидел церковь. Тут нужно пояснить, что в моём сыне текут русская, еврейская, татарская, мордовская, польская и наверняка ещё какие-нибудь крови. Сыну два с половиной года.

- О! - показал сын. - Текофь!
- Церковь, правильно. Ты любишь церкви?
- Дя! И кокова.
- Любишь колокола?
- Дя!
- Ты православный?
- Не-е-е-е...
lion_man: (Default)
Час пик в метро - это время, когда все нравственные и мышечные усилия направлены на то, чтобы не быть раздавленным. В такие минуты забываешь не только о личном физическом пространстве, но и о личной жизни и тайне переписки, особенно если окружающие отправляют SMS у вас перед носом.

"скажи ему приду уши оборву", - читаете вы с экрана телефона, воздетого к потолку вагона. Или: "Дурак, купи молока". И ещё: "пояс нашол, превизу". И даже: "Квартира 16. Легко запомнить: в XVI веке Габсбурги стали править Португалией".

Если вас оттирают к стене вагона, можно почитать объявления. Моё любимое: "Сверлю бетон". Хочется приписать: "Молодец".

А в сегодняшний час пик в вагон вошёл мужчина, который сразу же принялся что-то неразборчиво кричать. Когда поезд остановился, я услышал конец монолога:

- ...жyликoв и вoрoв!

И он по-своему прав.
lion_man: (Default)
В газетном киоске на станции метро "Тульская" продаются бюсты. Нет, телом там, к сожалению, не торгуют - на продажу выставлены бюсты советских вождей. Оловянный Сталин хитро щурится в сторону Ленина, прячущегося от него за М.И. Калининым, которого изваяли похожим скорее на богиню плодородия, чем на всесоюзного старосту.

Цветом лица и статью оловянные фигуры мало отличаются от стоящих рядом с киоском людей в пачкающей, зловонной одежде (см. п. 2.11.16 Правил пользования Московским метрополитеном), которые сначала пристают к гражданам в целях попрошайничества (см. п. 2.11.25 Правил пользования Московским метрополитеном), а потом boivent en zapoï.

Хочется присовокупить к этому какой-нибудь назидательный и колкий вывод, но мне лень.
lion_man: (Default)
Давка в вагоне метро так сближает, что после неё честный человек обязан жениться на тех, кто стоял рядом. Лично я обязан жениться на девочке-эмо, двух узбеках и потном мужике, который, как мне показалось, был бы не против.

Лучшее средство для борьбы с толпой - толстая книга. Если вы читаете книгу размером с Советский энциклопедический словарь, да ещё на каком-нибудь иностранном языке, то около вас очерчивается таинственный круг, а люди отворачиваются, как будто не видя вас.

Но приходит Вий - старушка-танк, рисующая на своей обшивке звёзды по количеству героически отдавленных ног. "Встал столбом!" - говорит она и уставляет на вас железный палец. И все, сколько ни есть, снова кидаются к вам прижиматься.

Охотники за алиментами, право слово.
lion_man: (Default)
Вот и пришёл сентябрь, как начало докучной сказки. Дачники и эффективные менеджеры вернулись из отпусков, город закхекал и запах чесноком. Теперь, чтобы попасть в метро, нужно не только купить проездной билет, но добросовестно кхекнуть и дыхнуть на турникет. В противном случае контролёрша освистает вас, а турникет, неровно сыграв Полонез Огинского, захлопнется.

Есть три группы потребителей чеснока.

Представители первой верят в то, что чеснок - надёжная профилактика ОРВИ. Ещё они ищут цветок папоротника в ночь на Ивана Купалу, пьют настой из сныти и связываются с космосом при помощи холотропного дыхания.

Вторая группа - мизантропы. Составляют 99,(9)% потребителей чеснока.

К третьей группе относятся те, кто просто любит чеснок. Редкий вид. В период гона охота на них запрещена, даже если очень хочется.
lion_man: (Default)
Возвращение из отпуска неизбежно погружает не только в печаль, но и в метро.

Московский метрополитен подобен древу познания добра и зла. Его плоды - проездные билеты, а змей-искуситель - турникет. Невкушение плода влечёт за собой предупреждение или наложение административного штрафа на граждан в размере ста рублей (п. 10.9 Кодекса г. Москвы об административных правонарушениях).

Принудительно вкусив плод, можно с чистой совестью перейти к познанию.

Ответственность за добро возложена на громкоговорители. "Уступайте места пожилым людям, инвалидам, пассажирам с детьми и беременным женщинам", - проповедуют они. Хотя без беременных мужчин список неполон, этот призыв мог бы занять достойное место в этике Иммануила Канта. Но Кант, насколько мне известно, ни разу не спускался в московское метро. Жаль.

Зло познаётся во дни ремонта эскалатора. В это нелёгкое время толпа озвучивает столько разнокалиберного и живописного зла в адрес лиц, причастных к починочным работам, что уши вянут, даже если их регулярно поливать и пересаживать.
lion_man: (Default)
Самые опасные люди в метро - это не бабушки с тюками, которых легче перепрыгнуть, чем обойти. Не опрятные мужчины с газетой "Советский спорт". Не девицы в колготках, мешающих движению пассажиров. И даже не метросексуалы.

Самые опасные люди в метро - шахматисты. Их можно узнать по видавшей виды шахматной доске, растрёпанному журналу "64" и толстым очкам. Поведение гроссмейстера в метро полностью соответствует этапам шахматной партии.

Как известно, партия начинается с дебюта. Следуя его основному принципу, а именно принципу быстрого развития фигур, шахматист быстро развивает свою фигуру в вагон, даже если оттуда ещё не вывалилась толпа.

В миттельшпиле начинается позиционное маневрирование. Войдя в вагон, гроссмейстер всё время меняет местоположение своей фигуры. При этом он передвигается "лошадью", то есть буквой "Г". Логика в комбинациях не прослеживается, но хочется верить, что она есть.

Последний этап - эндшпиль. Партия завершается матом. Мат направлен в адрес любого, кто посмеет сказать, что в миттельшпиле гроссмейстер, маневрируя к освободившемуся сиденью, отдавил ему ногу.
lion_man: (Default)
В метро я редко воздеваю глаза от книги. Сегодня, однако, пришлось это сделать, когда на эскалаторе, примерно на уровне моего носа, оказались две женские ноги, нахально втиснувшиеся в толпу.

Ноги были затянуты в колготки с вышивкой своебразной и неожиданной тематики. Поэтому я с нарастающим интересом стал их разглядывать.

На колготках изображались картины сельского быта: избы, заборы, церковь и речка на горизонте. По речке плыла лодка, а на берегу сидел сутулый рыбак, всем своим видом выражавший: не клюёт. Куполом неба служила нависшая над пейзажем мини-юбка. Она начиналась и мгновенно заканчивалась где-то у истока обеих ног, которые, при всём уважении к хозяйке, нельзя было назвать прямыми. Их изгиб искажал художественную действительность, придавая вышитому на колготках ландшафту Восточно-Европейской равнины извилистость Верхоянского хребта. Однако в целом это не мешало восприятию произведения.

Увлечённый созерцанием, я позабыл, что нахожусь не в музее, и хотел было заплатить собственнице ног и колготок за билет, заметив при этом, что эстетическое удовольствие от увиденных буколических картин вполне сравнимо с посещением Третьяковской галереи, а именно залов XVIII - первой половины XIX века. Но вовремя спохватился, огляделся по сторонам и вспомнил, что метрополитен - транспортное предприятие, связанное с повышенной опасностью, и на его территории запрещается создавать ситуации, мешающие движению пассажиропотока. Поэтому я оторвал взгляд от колготок и пошёл восвояси, со светлой грустью размышляя о величии русского декоративно-прикладного искусства.
lion_man: (Default)
На школьных субботниках мы граблями собирали листву и носили её к мусорке. Это называлось грабить и насиловать.

На уроках труда лобзиком выпиливали разный вздор. Это называлось лобзать и придавало пушкинским строкам "...Лобзай меня: твои лобзания // Мне слаще мирра и вина..." новый, дерзкий смысл.

В детстве я думал, что фаллоимитатор - это профессия (как ассенизатор или прозектор), и ей учат. А по окончании курсов фаллоимитации молодым специалистам выдают диплом государственного образца и распределяют их в организации соответствующего профиля.

Сегодня мне открылось значение ещё одного слова. После утреннего часа пик в метро я точно знаю, что метросексуалы - это те, которые трутся и прижимаются в толпе у эскалатора.
lion_man: (Default)
"И какой же русский не любит быстрой езды?" - вопрошал Н.В. Гоголь.

Я знаю ответ.

Не любят быстрой езды те, кого укачивает. Они вообще не любят езды. Им, гагарам, недоступно наслаждение дорогой: торможенье их пугает. Эти люди смотрят на внешний мир иначе - только вперёд, по ходу движения и ни в коем случае не по сторонам.

При этом у них богатый внутренний мир, который они при первой же возможности демонстрируют окружающим. Нарушения вестибулярного аппарата породили многих незаурядных писателей, философов, учёных.

Например, французского экзистенциалиста Жана-Поля Сартра. Его главное произведение - роман "Тошнота" - посвящено перегону между станциями метро "Библиотека имени Ленина" и "Кропоткинская".

Даже Пушкин - наше всё - устами Бориса Годунова сказал: "И всё тошнит, и голова кружится, // И мальчики кровавые в глазах..." Многие считают, что Пушкин тоже ездил на метро. Именно там его и укачало.

От имени людей со слабым мозжечком высказался Хармс: "Нас всех тошнит".

"Русь, куда ж несешься ты? дай ответ", - просил Н.В. Гоголь. Но Русь не давала ответа. Её укачивало и тошнило.
lion_man: (Default)
На дороге опасайтесь бородатых мужиков в шапках. Если бородатый мужик в шапке ведёт "Волгу", уносите ноги. Если возможности унести ноги нет, старайтесь не подъезжать к такой "Волге" ближе, чем на 25 миль. Если бородатый мужик в шапке ведёт не просто "Волгу", а ГАЗ-24, бросайте всё, бегите домой, запирайте дверь, заколачивайте окна и не высовывайтесь. А лучше уезжайте из города.

В метро опасайтесь гладко выбритых сухощавых мужиков 45-55 лет с газетой "Советский спорт". Обойти их невозможно - они занимают всё пространство (и, следовательно, время). Если гладко выбритый сухощавый мужик 45-55 лет с газетой "Советский спорт" толкает вас, то в этом ваша собственная вина. А сами вы - козёл. Гладко выбритый сухощавый мужик 45-55 лет с газетой "Советский спорт" может способствовать существенному расширению вашего лексикона: при физическом контакте (напоминаю: козёл - вы, а не он) в ваш адрес прозвучит много слов и словоформ, о существовании которых никто никогда не подозревал. Бороться с гладко выбритыми сухощавыми мужиками 45-55 лет с газетой "Советский спорт" можно лишь путём непротивления злу насилием, христианской любви и всепрощения, протестантской этики и духа капитализма.
lion_man: (Default)
В детстве я не был достаточно уверен в себе. Это мешало, но я не хотел быть таким, как уверенные в себе сверстники: их часто заносило.

В первом классе, например, нам рассказывали про Пушкина.
- Ребята, - сказала учительница, - в пушкинские времена не было машин. На чём же он ездил? Юра Б., скажи, пожалуйста.
Невежество учительницы искренне удивило Юру Б.:
- Как - на чём? На метро!

В том же первом классе у меня иногда спрашивали перевод английских слов. Видя это, [livejournal.com profile] antoniuss, мой закадычный друг все эти годы, вероятно, думал, что я выпендриваюсь, и это его огорчало. Чтобы в будущем я не стал заносчивым и противным, мудрый первоклассник [livejournal.com profile] antoniuss решил воспитать меня, показав, что не только я в совершенстве знаю английский, легко мазурку танцую и кланяюсь непринужденно. Он подошёл ко мне и с вызовом спросил:
- А ты знаешь, что значит "bullshit"?
- Ну и что же?
- Бычье говно! - уверенно отрезал [livejournal.com profile] antoniuss, развернулся и пошёл прочь. Он хотел, чтобы я остался наедине со своей совестью.

В пятом классе мы писали промежуточный диктант. Учительница вызвала Аню С. к доске и продиктовала ей предложение. Аня С. уверенно записала: "Я зопераю дверь ключём, и прячю ключь в корман", - после чего победоносно села на место. На её счастье, прозвенел звонок.
lion_man: (Default)
Уже неделю я не садился за руль. Ничего в нём хорошего нет. Хотя кто-то наверняка любит проезжать в час по два метра и ненавидеть всех вокруг. Кому что нравится.

Я вновь хожу пешком, езжу на метро. Наслаждаюсь погодой, видами. Запахами. И прекрасно себя чувствую, если не считать мигрени, приволакивания левой ноги и выпадения зубов. Постепенно вспоминаю навыки езды на общественном транспорте, но пока ещё не продвинулся дальше хука справа и двойного нельсона.

Вот только на трамвай никак не сяду - уж очень крыша скользкая.

Падал техногенный снег...
Page generated Jun. 25th, 2017 12:16 pm
Powered by Dreamwidth Studios